Мэрия просит больше полномочий для влияния на судьбу иностранных компаний

Комментарий Юрия Аксёнова, партнёра Orchards, для газеты «Ведомости».

Как пишет газета «Ведомости», правительство Москвы хочет больше полномочий для
руководителей субъектов при работе с покидающими Россию иностранными компаниями.
Руководителям регионов могут дать право определять форму «национализации». Однако, как
говорят эксперты, термин «национализация» де-факто и де-юре неактуален в вопросе
дальнейшей работы с иностранным бизнесом, планирующим уход или приостановку. Консенсус
на данный момент состоит в том, что подход к решению вопроса, как быть с компанией, которая
так или иначе готовится трансформировать бизнес в России, действительно должен быть более
индивидуальным.
В период «крымских национализаций» 2014–2015 гг. право принятия решений было
предоставлено местным органам власти, но в текущих условиях этот опыт может оказаться
нерелевантным, считает партнер Orchards Юрий Аксенов.
Во-первых, сейчас речь идет не об отдельно взятом регионе с исключениями «переходного
периода», а о стране в целом, напоминает эксперт. Во-вторых, деликатность вопроса требует
единообразия в подходах и строгого контроля процесса, что будет непросто обеспечить при
делегировании полномочий каждому из 85 субъектов Федерации, добавляет он. Скорее всего,
регионам будет предоставлено лишь право определять и предлагать объекты с учетом их
социальной значимости, но окончательное решение и его реализация будут возложены на центр
компетенций федерального уровня, полагает юрист.
На площадке правительства сейчас действительно ведутся дискуссии по законопроекту – власти
акцентированно хотят отказаться от риторики национализации по отношению к компаниям,
которые объявили о приостановке деятельности, подчеркнул источник, близкий к кабмину.
Обсуждается помимо внешнего управления введение механизма доверительного управления,
однако пока эти предложения не отражены в документе.
Особенность такого управления состоит в том, что все юридические и фактические действия с
имуществом осуществляет доверительный управляющий, но при этом иностранная компания не
утрачивает право собственности на это имущество, а менеджмент компании де-юре сохраняет
свои полномочия, говорит Аксенов.
Важно разграничить понятия «приостановление» и «прекращение» деятельности, поскольку
правовые и экономические последствия этих явлений могут существенно различаться,
подчеркивает юрист: если компания приостановила операционную деятельность в силу
объективных сложностей с логистикой и расчетами, но при этом соблюдает права работников и
находится в диалоге с бизнес-партнерами, то введение внешней администрации на этом этапе
представляется чрезмерным. И конечно, нужно принимать во внимание риск аналогичных
действий по отношению к российским компаниям

 и активам со стороны иностранных юрисдикций исходя из принципа взаимности, говорит он.

Читать статью целиком.

Подпишитесь на Telegram Orchards

X