Верховный суд защитил интересы лизингополучателя

Комментарий Петра Мацкевича, адвоката Orchards, для Право.ru.

После расторжения договора лизинга один из контрагентов может безосновательно получить больше выгоды, чем второй. Поэтому важны правильные финальные расчеты между сторонами. В одном из споров компания продала предметы лизинга другой организации и хотела взыскать с бывшего контрагента неосновательное обогащение через суд. Но по мнению лизингополучателя, автомобили продали по заниженной цене. Три инстанции удовлетворили иск. Как правильно рассчитать сальдо взаимных предоставлений — разбирался ВС.

В 2019-м «Ресо-Лизинг» приобрел для «БелИнертСоюза» по договору лизинга грузовой тягач MAN и легковой автомобиль Skoda. Но через некоторое время «БелИнертСоюз» перестал платить по договорам, и в марте 2020-го «Ресо-Лизинг» уведомил его о расторжении соглашений. По условиям сделок он мог так поступить, если лизингополучатель два или более раза заплатил с нарушением сроков или не полностью.

В апреле 2020 года компания забрала у «БелИнертСоюза» легковушку, а в августе — тягач. Лизингодатель продал их третьему лицу за 1,2 млн руб. и 5,8 млн руб. Следом лизинговая компания рассчитала сальдо встречных обязательств (финальный расчет между контрагентами). Разница по нему составила 666 111 руб. По мнению «Ресо-Лизинга», эта сумма — неосновательное обогащение «БелИнертСоюза». Поэтому организация обратилась в суд, чтобы взыскать деньги с бывшего контрагента.

Занизить цену на тягач

Ответчик не согласился с таким выводом. «БелИнертСоюз» полагает, что лизингодатель продал тягач по заниженной цене. В подтверждение лизингополучатель представил отчет независимого оценщика. Там эксперт указал, что транспортное средство стоит 7,4 млн руб. «Ресо-Лизинг» продал его за 5,8 млн руб. С целью оценить рыночную стоимость тягача в первой инстанции ответчик просил назначить судебную экспертизу.

АСГМ отказал «БелИнертСоюзу» и взыскал с него запрашиваемую истцом сумму (дело № А40-17770/2021). Суд отметил, что в приоритете цена сделки купли-продажи, а не расчеты оценщика. 9-й ААС и АС Московского округа согласились с решением первой инстанции. Суды обратили внимание, что «Ресо-Лизингу» пришлось отказаться от договора из-за «БелИнертСоюза». Поэтому ответчик не вправе извлекать выгоду при определении сальдо. Лизингополучателя это не устроило, и он обжаловал акты в Верховном суде. «БелИнертСоюз» полагает, что «Ресо-Лизинг» поступил недобросовестно, когда продал тягач по заниженной стоимости и не обосновал такую цену.

Важно обосновать цену новой сделки

ВС отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в АСГМ. Экономколлегия отметила, что лизингодатель, реализуя предмет сделки, должен учитывать интересы контрагента.

Ему важно не провоцировать неоправданные потери лизингополучателя и предоставлять необходимую информацию при продаже.

Если торгов не было, лизингодатель обеспечивает рыночную цену. Когда имущество реализуют на торгах, лизингодатель отвечает за правильность определения начальной цены и соблюдение процедуры.

ВС обратил внимание, что по доводам ответчика тягач стоил 7,4 млн руб., но продали тот за 5,8 млн руб. «Ресо-Лизинг» отчет об оценке не оспаривал. Еще он не объяснил цену, по которой выставил машины на продажу. Истец мог обосновать свои доводы отчетом об оценке или информацией об уровне цен на сопоставимые товары. Компания же сослалась лишь на то, что цену определяют по внутренней оценке без оформления документов. При этом в деле нет доказательств, что тягач вернули с недостатками, которые могли повлиять на его стоимость. Кроме того, «Ресо-Лизинг» нашел нового покупателя по непрозрачной процедуре.

Как следует из определения ВС, «БелИнертСоюз» представил доказательства, что цена продажи тягача была нерыночной, а именно отчет об оценке. Лизингодатель же не подтвердил, что сделал все возможное, чтобы получить наибольший доход от продажи предметов лизинга. Поэтому сальдо встречных предоставлений нельзя было определить без учета рыночной стоимости имущества.

Еще ВС отметил, что если лизингодатель продал предмет сделки из-за увеличения его рыночной стоимости на более выгодных условиях, чем приобрел, то дополнительную выгоду при расчете сальдо учитывают в счет возврата финансирования и удовлетворения иных требований лизингодателя. В оставшейся части она причитается лизингополучателю.

По мнению Петра Мацкевича, адвоката Orchards, особенно важно, что СКЭС обратила внимание на возможность лизингополучателя в случае увеличения рыночной стоимости имущества претендовать на выгоду, которую извлекает лизингодатель при реализации предмета договора.

Основной посыл коллегии — необходимость защиты имущественных интересов лизингополучателя. Эксперт полагает, что суды при разрешении аналогичных споров, которые достаточно распространены, будут тщательнее подходить к оценке рыночной стоимости предмета лизинга на момент его продажи лизингодателем и в большей степени станут защищать интересы лизингополучателей.

Ссылка на статью >>

Подпишитесь на Telegram Orchards

X