Мораторий на банкротства увяз в согласованиях

Комментарий Вадима Бородкина, советника Orchards, для Interfax.

Тема введения моратория на внешние банкротства витает в воздухе с начала военной операции России на Украине, наложенных в ответ масштабных западных санкций и неизбежного ухудшения ситуации в экономике, но до сих пор правительство не объявило о своем решении. Такой мораторий необходим для адаптации к новым условиям, считают большинство опрошенных “Интерфаксом” экспертов. Но есть и противоположное мнение – о вредности такого решения, альтернативой которому могла бы стать удлиненная процедура наблюдения за “проблемной” компанией.

“Ковидный опыт”

После начала операции на Украине и последовавших санкций со стороны Запада российское правительство предприняло ряд шагов для нивелирования последствий ограничительных мер. Многие из этих шагов оказались калькой с уже использовавшихся в 2020 году решений, которые тогда были направлены на борьбу с негативными последствиями пандемии COVID-19. Уже объявлены “кредитные каникулы” для граждан-заемщиков, отменены до конца 2022 года плановые проверки для индивидуальных предпринимателей (ИП) и представителей малого бизнеса, для компаний упрощена процедура обратного выкупа своих акций и т.д.

Однако до сих пор не объявлено, будет ли введен мораторий на банкротства по заявлениям кредиторов. Полномочия по его введению кабмин получил ровно два года назад. На время действия моратория кредиторы лишаются права инициировать дела о несостоятельности своих должников, но для последних такая возможность остается.

Введенный в пандемию мораторий для компаний и индивидуальных предпринимателей из наиболее пострадавших от COVID-19 отраслей действовал с 6 апреля 2020 года до 7 января 2021 года. По части системообразующих и стратегических организаций он был короче и закончился 6 октября 2020 года. Списки “пострадавших” корректировались неоднократно, на конец сентября 2020 года под защитные меры подпадали порядка 14,63% от всех зарегистрированных в РФ компаний и около 40% ИП.

Защита для всех

В правительстве обсуждают вариант введения полугодового моратория на банкротства для всех юрлиц, ИП и граждан, рассказывал ранее “Интерфаксу” источник, знакомый с проектом постановления кабмина. Позднее стало известно, что под его действие могут не подпасть застройщики, сорвавшие срок ввода жилых домов в строй, так как только после признания их банкротами публично-правовая компания “Фонд развития территорий” может выплачивать компенсации дольщикам или принимать меры по достройке объекта.

Мораторий на банкротства для компаний, граждан и ИП “за исключением отдельных должников, определенных правительством РФ” упоминается и в плане первоочередных действий по обеспечению развития российской экономики в условиях внешнего санкционного давления. Документ был одобрен на заседании правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций во вторник, в четверг аппарат правительства разослал его в ведомства и регионы, сообщил источник “Интерфакса”, знакомый с документом.

Многие эксперты с идеей моратория “для всех” согласны, так как назвать наиболее пострадавших от санкций практически невозможно. В Сбербанке напоминают, что во время пандемии государству был сразу понятен список пострадавших отраслей. “Сейчас мы оказались в еще более сложной ситуации, когда экономические последствия могут затронуть практически любую компанию, и это правильно, что мораторий планируют распространить на всех”, – сказал собеседник “Интерфакса”.

Адаптация к новым реалиям

Большинство опрошенных “Интерфаксом” экспертов называют идею введения полугодового моратория на внешние банкротства разумной, так как бизнесу нужно время на адаптацию к новым условиям и попытки договориться с контрагентами.

По мнению советника юрфирмы Orchards Вадима Бородкина, компании в период моратория получают возможность подстроиться под текущие экономические реалии. “Представляется, что в условиях инициированного банкротства это сделать крайне сложно, поскольку возбужденное дело о банкротстве моментально начинает отпугивать контрагентов и стимулировать других кредиторов обращаться с самостоятельными заявлениями”, – полагает он.

Полгода – небольшой срок, и масштабных и необратимых недобросовестных действий быть не должно, считает Вадим Бородкин. “Более того, в текущих условиях выводить активы в зарубежные юрисдикции будет сложнее. Все недобросовестные сделки, заключенные в России, могут быть успешно оспорены, а контролирующие лица привлечены к ответственности”, – считает он.

Читать статью целиком.

Подпишитесь на Telegram Orchards

X