Повесть о дружбе и недружбе, редакция судебная

Комментарий Алексея Станкевича, партнёра Orchards, для «Интерфакс».

Начало в феврале 2022 года российской военной операции на Украине и принятые в ответ масштабные санкции целой группы государств могут создать новую юридическую реальность для споров с участием компаний из “недружественных” по отношению к РФ стран.

Российские арбитражные суды начинают учитывать при рассмотрении дел с участием иностранцев указ президента от 28 февраля 2022 года №79 “О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций” и несколько других президентских указов, изданных в последующие дни в связи с санкциями США, Евросоюза, Великобритании, Японии, Австралии и других государств. В этих документах не говорится о том, что судопроизводство должно отступить от применявшихся ранее законодательных норм и сложившихся подходов, но юристы уверены, что судебная система увидит в 79-м указе реторсию (правомерные принудительные действия государства в ответ на недружественный акт другого государства – ИФ) и право учитывать политическую ситуацию при разрешении дел. При этом эксперты склоняются к мнению, что “недружественная” родословная не будет означать, что такой иностранец в российском суде обязательно проиграет.

Авиаоперативность

Первый судебный документ, в котором упомянут 79-й указ, издан 1 марта – в рамках рассмотрения спора в Арбитражном суде Якутии между американским авиационным агентом Airfleet Resources Ltd. (AFR) и авиакомпанией “Якутия”. Первый требует взыскать $266,98 тыс., “Якутия” во встречном иске – $584,27 тыс.

У AFR и “Якутии” было рамочное соглашение от 1 января 2011 года, в соответствии с которым американский агент обязался оказать помощь в приобретении самолетов ATR, Bombardier, Boeing 757, 767 и 737, а также других по решению заказчика, свидетельствуют материалы дела. 7 декабря 2016 года был подписан еще один документ, по которому от AFR требовалось приложить все усилия для структурирования и организации прямой продажи или аренды трех самолетов Bombardier Dash 8 Q400.

“Отношения с AFR касались консультационных услуг”, – сообщили “Интерфаксу” в пресс-службе авиакомпании” Якутия”. “Интерфакс” поинтересовался и в американской компании, какие самолеты были проданы или переданы в аренду во исполнение соглашений 2011-го и 2016 годов и каким был совокупный размер ее вознаграждения. К моменту публикации этого материала ответы на поступили.

AFR, судя по судебным материалам, считает, что выполнил обязательства по договору, а “Якутия” не расплатилась. Российская авиакомпания в свою очередь настаивает, что услуги оказаны не были при наличии оплаты за них в период с января 2012 года по октябрь 2018 года. “В обоснование встречного иска ответчик ссылается на то, что соглашение от 1 января 2011 года и соглашение от 7 декабря 2016 года являются расторгнутыми, требования авиакомпании о возврате ошибочно уплаченных сумм в добровольном порядке со стороны AFR оставлены без удовлетворения”, – излагается позиция “Якутии” в материалах дела.

В материалах дела называются серийные номера трех самолетов Bombardier Q400, с которыми связан спор – 4159, 4261 и 4171. Согласно информации Airfleets.net (агрегатор данных о мировой гражданской авиатехнике), два из этих самолетов (4159 и 4171) в 2013 году были поставлены в парк “Якутии” и находились там несколько лет.

1 марта представитель “Якутии” ходатайствовал об отложении заседания с связи с изданием 79-го указа. Позиция AFR, юрист которого ранее обвинял оппонентов в затягивании процесса, не приводится. Суд удовлетворил ходатайство. Следующее заседание назначено на 5 апреля.

Скрывается в Великобритании

ООО “Приангарский лесоперерабатывающий комплекс” (ПЛК) с помощью 79-го указа пытается избавиться от необходимости вызвать в российский суд шотландскую Finch Corporation L.P.

У этих компаний в 2017-2020 годах было разбирательство в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Finch требовала взыскать с ПЛК $1,7 млн предоплаты по контракту 2014 года на поставку пиломатериалов, который, судя по материалам дела, не был исполнен, плюс проценты. Во встречном иске российское предприятие просило взыскать с шотландской компании $381 тыс. задолженности по контракту 2015 года.

В отношении контракта 2014 года позиция ПЛК заключалась в том, что российское предприятие такого договора с Finch не заключало. $1,7 млн долларов действительно поступили от шотландской компании, но она платила не за себя, а за другую организацию – зарегистрированную на Британских Виргинских островах International Wood Traders Inc. (IWT) по контракту 2012 года, говорили в судах представители ПЛК. По закону платеж за другую организацию допустим, в ПЛК из IWT 22 августа 2014 года пришло письмо, согласно которому оплата по ее контракту придет со счета Finch, поэтому российское предприятие действовало в соответствии с ним, излагается его позиция в материалах дела.

Это письмо, согласно судебным документам, было единственным свидетельством в пользу правомерности того, что деньги Finch были зачтены в оплату контракта между ПЛК и IWT. Объективных доказательств в деле не было. Finch при этом отрицала, что соглашалась платить за IWT.

В свою очередь судебная экспертиза показала, что подпись Сергея Яшкина, генерального директора и владельца ООО “Управляющая компания “Леспромтехнологии”, которое в 2012-2014 годах выполняло функцию единоличного исполнительного органа ПЛК, на контракте с Finch была поддельной. На этом основании суды пришли к выводу, что сделка была недействительной, на стороне российского предприятия могло бы возникнуть неосновательное обогащение, но взыскать ничего нельзя: срок для подачи иска был пропущен.

Что касается контракта Finch и ПЛК 2015 года, то он, согласно материалам дела, предусматривал поставку пиломатериалов на сумму $1,43 млн. Отгрузка была осуществлена, но российское предприятие получило только $1,05 млн – доказательства были в порядке. Суд признал эти расчеты верными и удовлетворил встречный иск ПЛК.

Теперь это предприятие судится с судебными приставами. Оно обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к краевому подразделению Федеральной службы судебных приставов о незаконности отказа в возбуждении исполнительного производства по итогам разбирательства в Санкт-Петербурге.

Третьим лицом, как и положено, привлечена Finch, но ПЛК хочет обойтись без шотландской компании. “Действия должника (Finch – ИФ), получавшего почтовые отправления в России (Санкт-Петербург) в ходе дела и скрывающегося в Великобритании, где его фактически невозможно уведомить (с учетом недружественного отношения Великобритании и заморозки корреспондентских счетов в банках, попавших под санкции), являются недобросовестным поведением должника. Сложившаяся ситуация не должна ущемлять прав взыскателя по получению взысканных в соответствии со вступившим в законную силу решением суда денежных средств с иностранной компании”, – излагается ходатайство ПЛК в определении суда.

Слушания отложены и назначены на 24 мая.

Пример Свинки Пеппы

Приведенные выше решения отражают готовность части судей немедленно увидеть в “антисанкционном” указе президента №79 универсальный правовой акт, который дает возможность иначе, чем раньше, смотреть на правовое положение иностранных компаний в России. Но все-таки определения в делах “Якутии” и ПЛК – промежуточные решения, а вот судья Арбитражного суда Кировской области Андрей Славинский пошел дальше: 2 марта он отклонил требования британской Entertainment One UK Ltd. о взыскании 20 тыс. рублей компенсации за нарушение исключительных прав на изображения мультипликационных героев свинки Пеппы и папы Свина.

Это чрезвычайно распространенная категория споров – в силу распространенности пиратства в России. В первом полугодии 2021 года арбитражные суды в РФ рассмотрели 11520 дел об охране интеллектуальной собственности с заявленной суммой требований в 93,7 млрд руб. По этому показателю данная категория споров обычно находится на третьем месте среди других разбирательств после дел о неисполнении договоров и корпоративных конфликтов, свидетельствует статистика Судебного департамента при Верховном суде ВС РФ.

Представители правообладателей обычно идут в суды с фактически бесспорными доказательствами, например, с приобретенной вещью, на которой защищенное изображение использовалось без разрешения, и видеозаписью ее покупки. В результате требования в подавляющем большинстве признавались правомерными. В категории дел о защите исключительных прав доля удовлетворенных исков составляла в первом полугодии 2021 года 78,29%, в подкатегории возмещения убытков или взыскание компенсации -79,73%.

С начала 2022 года до конца февраля Арбитражный суд Кировской области вынес шесть решений по делам, где фигурировали персонажи мультсериала “Свинка Пеппа”. Все они были вынесены в пользу Entertainment One, в том числе дважды и Славинским.

Но времена заставили его поменять подходы. Отправным пунктом в логике судебного решения Славинского являются санкции. “В конце февраля-начале марта 2022 года странами Запада, в том числе Великобританией, приняты ограничительные (политические и экономические) меры, введенные против Российской Федерации, юридических и физических лиц, а также высших должностных лиц Российской Федерации”, – пишет он. Затем упоминает 79-й указ и то, что в Гражданском кодексе РФ (как и в законодательстве всех стран с развитым правопорядком) есть статья, запрещающая злоупотребление правом – десятая. Потом следует вывод: “С учетом введения ограничительных мер в отношении Российской Федерации и статуса истца (местом нахождения истца является Великобритания) суд расценивает действия истца как злоупотребление правом, что является самостоятельным основанием для отказа в иске. Суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований”.

Новые санкционные обстоятельства

Российские предприниматели, столкнувшиеся в отечественных судах с иностранцами, уже поняли, что режим санкций и антисанкционные указы президента как минимум расширяют процессуальные возможности для борьбы. И если на 79-й указ ссылаются российские ответчики, то судьи отзывчивы. Арбитражный суд Орловской области, например, удовлетворил ходатайство местного ООО “Универсам” о переходе к общим правилам искового производства в деле по иску финской Rovio Entertainment Corporation, а Арбитражный суд Иркутской области – в споре между американской MGA Entertainment Inc. и Натальей Мурашовой. Это дела из той же самой категории – о компенсации за нарушение прав на интеллектуальную собственность.

Яна Кашфуллина уже проиграла дело по иску MGA Entertainment в первой инстанции, с нее 8 марта 2022 года было взыскано 20 тыс. рублей за нарушение исключительных прав на товарный знак Poopsie slime surprise, под которым выпускаются куклы. Но 16 марта Кашфуллина подала в Арбитражный суд Свердловской области заявление о пересмотре решения в связи с новыми обстоятельствами. “Заявитель указывает, что решение суда по указанному делу подлежит пересмотру, поскольку указом президента РФ от 28 февраля 2022 года №79 “О применении специальных экономических мер в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и примкнувших к ним иностранных государств и международных организаций” введены ограничительные меры, а местом нахождения истца являются Соединенные Штаты Америки”, – излагается позиция Кашфуллиной в материалах дела.

Судья не нашел оснований для отклонения заявления о пересмотре. Оно только оставлено без движения, поскольку Кашфуллина направила документ только представителю MGA Entertainment в Омске, но не в саму американскую компанию.

Юрий Супранович, также проигравший два аналогичных дела по искам Entertainment One в первой инстанции, решил с помощью 79-го указа усилить свою позицию во второй. С него взыскали в общей сложности 90 тыс. рублей за незаконное использование изображений свинки Пеппы, других персонажей этого мультфильма, а также мультсериала “Герои в масках”. Теперь он просит отклонить иск с применением той же формулы, которая используется в упоминавшемся выше решении Арбитражного суда Кировской области, отклонившего иск британской компании. Пока Двадцатый арбитражный апелляционный суд отложил рассмотрение этих жалоб. Дело в том, что новая аргументация Супрановича должна быть доведена до Entertainment One, но заявитель не представил тому доказательств.

А вот Зое Иналдиевой повезло больше – ее заявление о пересмотре решения о взыскании в пользу MGA Entertainment 50 тыс. рублей Арбитражный суд Архангельской области сразу поставил на рассмотрение. Заседание назначено на 20 апреля.

Судейская инициатива

Значительная часть исков о защите интеллектуальной собственности, которые подаются в российской юрисдикции, – недорогие. Согласно информации Судебного департамента при ВС РФ, в категории дел о защите исключительных прав средняя сумма заявленных требований составляет 7,48 млн рублей, в подкатегории возмещения убытков или взыскания компенсации – 277 тыс. рублей. В этой связи многие дела рассматривались судами в упрощенном порядке – без вызова сторон. Статья 227 Арбитражного процессуального кодекса (АПК) РФ устанавливает, что это происходит при рассмотрении исков о взыскании до 800 тыс. рублей с юридических лиц и 400 тыс. рублей с индивидуальных предпринимателей.

В некоторых случаях судьи принимали решение рассмотреть подобные споры по общим правилам искового производства, но это чаще было исключением, отмечают эксперты. После начала военной операции на Украине и введения широким кругом государств санкций в отношении РФ есть признаки, что в делах с участием лиц из “недружественных” стран это может стать правилом. По крайней мере судьи Арбитражного суда Красноярского края начали принимать решения на этот счет серийно по собственной инициативе: в марте поиск с помощью аналитической системы “СКАН-Интерфакс” по документам картотеки арбитражных дел обнаружил около 50 подобных определений. Они вынесены по делам, где истцами выступают американская MGA Entertainment Inc., британская Entertainment One UK Ltd., южнокорейская Roi Visual Co. Ltd. Есть подобное определение и у Арбитражного суда Омской области.

Во всех случаях просто упоминается один 79-й указ или вместе с другими президентскими документами, а затем следует такой, например, вывод: “Принимая во внимание указанные обстоятельства и введение ограничительных мер в отношении Российской Федерации, а также статуса истца, суд считает необходимым перейти к рассмотрению дела по общим правилам искового производства”.

Другой реторсии для вас нет

“Указ президента РФ №79 фактически является реторсией и закрепляет вектор внутренней политики государства в сложившихся условиях и тем самым дает в том числе и судебной ветви власти возможность учитывать политическую ситуацию при разрешении дел, поскольку, несмотря на гибкость гражданского законодательства, весь массив нормативной базы не может быть изменен в срочном порядке”, – констатирует партнер юридической фирмы Orchards Алексей Станкевич. По его словам, при наличии акта реторсии суд обязан отказать определенному реторсией кругу лиц в защите субъективных прав или в удовлетворении их требований.

С точки зрения юридической техники путь, на котором российские суды делают первые шаги, небезупречен. В решении судьи по делу “Entertainment One против Кожевникова”, по сути, без логической взаимосвязи упоминаются “реторсионный” 79-й указ президента и норма о злоупотреблении правом (статья 10 ГК РФ), которая в принципе при наличии такого злоупотребления позволяет отклонить любое заявленное в суде требование. Однако в чем нарушение 10-й статьи ГК РФ со стороны Entertainment One, не объясняется.

“Логика судов, где они отказывают в иске со ссылкой на статью 10 ГК РФ, говорит о следующем: коль скоро иностранное государство лишает российских юрлиц каких-либо прав в своей юрисдикции, то реализация права на судебную защиту резидентов этой страны в Российской Федерации поощряла бы такие действия иностранных государств”, – говорит Станкевич из Orchards. При этом он полагает, что в дальнейшем подобный вариант формулирования судейской позиции будет совершенствоваться. “Однако на данный момент времени подобная судебная практика лишь начинает формироваться и именно поэтому в каких-то моментах может казаться недостаточно полной или мотивированной”, – добавляет Станкевич.

Масштаб бедствия

Конечно же, не все судьи сразу после издания 79-го указа президента распознали в нем реторсионный акт и начали им руководствоваться при рассмотрении споров с участием лиц из “недружественных” государств. Требования последних удовлетворялись в марте во множестве. Коллега Славинского по Арбитражному суду Кировской области Юлия Покрышкина 4 марта удовлетворила, например, иск MGA Entertainment о взыскании с Елены Микрюковой 50 тыс. рублей за нарушение прав на изображение кукол из серии LOL Surprise.

Станкевич из Orchards уверен, что российские суды теперь при разрешении споров будут учитывать и оценивать страну учреждения конечных бенефициаров юридического лица, участвующего в деле.

Эксперты прогнозируют, что российский бизнес в спорах с компаниями из “недружественных” стран все чаще будет обращать внимание судов на участие этих государств в антироссийских санкциях и проводить мысль, что “недружественные” страновые корни оппонента сами по себе говорят о его недобросовестности и необходимости применения статьи 10 ГК РФ. Но при этом юристы склоняются к мнению, что этот аргумент не заставит суды автоматически принимать решение в пользу российской компании или предпринимателя.

Станкевич из Orchards считает, что суды “с осторожностью” будут анализировать информацию о стране пребывания конечных бенефициаров иностранного лица. “Судья всегда разрешает дело, опираясь на внутреннее убеждение, и единственной целью его деятельности является установление объективной истины. Таким образом, никакая политическая повестка не может воспрепятствовать справедливому разрешению споров”, – считает Станкевич.

Политика – не препятствие для справедливости

В качестве примера того, что политическая повестка не может воспрепятствовать справедливому разрешению спора, Станкевич из Orchards приводит разбирательство о принятии обеспечительных мер в деле о взыскании в субсидиарном порядке налоговой задолженности с Светланы Поповой. Она была владельцем сети франчайзинговых ресторанов KFC в Краснодарском крае, а летом 2017 года продала их европейскому ресторанному холдингу AmRest, имеющему штаб-квартиру в Испании, за 1,415 млрд рублей (информация о стоимости сделки приведена в судебных материалах со ссылкой на декларацию Поповой, покупатель ее не раскрывал – ИФ).

Непосредственно перед этой сделкой, в апреле 2017 года, налоговые инспекции завершили серию проверок в отношении компаний Поповой, которые были объединены под названием “Гурман KFC”. “Общая сумма доначислений (за 2015 год – ИФ) в отношении организаций группы компаний по 11 решениям о привлечении к ответственности за совершения, налоговых правонарушений составляет 364 021 920,11 рублей”, – говорится в одном из судебных документов. Налоговики сочли, что Попова практиковала уход от обязательств перед казной с помощью схемы дробления бизнеса, и решили сразу взыскивать задолженность по налогам с нее и с ООО “Чикен Юг”, на балансе которого находились помещения, где располагались рестораны KFC.

Эта компания (100% в ее уставном капитале) между тем и была предметом сделки между Поповой и AmRest. После ее завершения менеджмент AmRest начал перевод брендов и имущества с “Чикен Юг” на давно принадлежащее ресторанному холдинга российское юрлицо – ООО “АмРест”. Попова же, столкнувшись с претензиями государства и арестом ее активов по заявлению Федеральной налоговой службы, в том числе денег на счетах, решила затормозить транзит активов, чтобы без них не осталась ее бывшая компания. Это бы привело к тому, что в случае победы ФНС в судах всю недоимку пришлось бы возместить самой Поповой.

Она заявила ходатайство о запрете всех сделок по отчуждению недвижимости “Чикен Юга” и прав на бренд KFC. “Совокупность установленных обстоятельств (транзит активов – ИФ) в данном случае свидетельствуют о совершении ООО “Чикен Юг” действий, направленных на уменьшение активов, с целью невозможности обращения на него взыскания со стороны добросовестных кредиторов”, – излагается позиция Поповой в материалах дела. В качестве отдельного аргумента она привела в своем ходатайстве и связку между санкциями в отношении России, 79-м указом и 10-й статьей ГК РФ о злоупотреблении правом, обратив внимание суда, что “АмРест” принадлежит польской AMREST SP. Z.O.O. (55,28%) и мальтийской Аmrest Аcquisition Subsidiary Ltd. (44,72%), а эти два государства присоединились к антироссийским ограничительным мерам.

Арбитражный суд Краснодарского края, тем не менее, полностью ее требования не удовлетворил. Запрет введен только в отношении бренда KFC. “Суд принял лишь те обеспечительные меры, которые действительно были необходимы для дальнейшего отправления правосудия”, – прокомментировал решение Станкевич. Поэтому, по его словам, можно сделать вывод, что при разрешении споров судами будет объективно оцениваться возможность или невозможность причинения гражданскому обороту РФ вреда действиями лиц с иностранным участием в капитале.

Читать статью целиком>>

Подпишитесь на Telegram Orchards

X