«Рынок банкротных споров — один из самых бурлящих»

Блиц-интервью с Азатом Ахметовым, советником Orchards, для «КоммерсантЪ»
«Юридический бизнес»

Представители топовых юридических фирм — о тенденциях в области банкротства и шансах студентов не стать выпускниками «факультета ненужных вещей».

“Ъ” поговорил с топовыми представителями российского рынка юридических услуг об общих тенденциях рынка споров, оценке наиболее значимых и неординарных кейсов в области банкротства и о советах нынешним выпускникам юридических факультетов.

— Какие несколько тенденций, на ваш взгляд, будут превалировать в сегменте банкротных споров в 2022 году?

Азат Ахметов: На мой взгляд, существует несколько тенденций. Первая из них очевидна и выражается в количественном увеличении банкротных процедур. Мы ожидаем их взрывного роста после отмены моратория в октябре 2022 года. Все это связано с экономической ситуацией как в мире в целом, так и в России в частности — многие игроки просто не смогут найти новые рынки сбыта или осуществлять привычную деятельность, которая основывалась на импорте иностранных товаров. Такие глобальные изменения, безусловно, скажутся на финансовом состоянии и без того проблемных организаций, которым уже приходилось сложно из-за коронавируса.

Второй тенденцией можно назвать увеличение масштаба банкротств. Так, можно предположить, что начнутся банкротства по-настоящему крупных предприятий, до этого справлявшихся с кризисными ситуациями благодаря своему размеру (too big to fail) и поддержке государства. В нынешней экономической обстановке и геополитической изоляции крупные предприятия потеряют значительные направления сбыта, а поддержки государства на всех может не хватить.

Третья тенденция связана с приостановлением и прекращением деятельности российских дочерних обществ иностранных компаний. Учитывая тот факт, что многие компании продолжают осуществлять выплаты своим сотрудникам и в бюджеты, при этом реально не осуществляя предпринимательской деятельности, стоит ожидать, что многие из них рано или поздно уйдут в банкротство. Соответственно, мы можем столкнуться с очередным витком развития трансграничного банкротного права, а количество вопросов иностранного права в российском банкротстве будет увеличиваться.

Не стоит забывать и о постоянно нарастающем аппетите кредиторов, что, в свою очередь, сулит нам очередное увеличение количества споров по привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, размеров требований в рамках таких споров, а также увеличение процента их удовлетворения. Побочный эффект этой тенденции — появление в российском банкротном праве новых правовых конструкций, целью которых является повышение процента удовлетворения требований кредиторов за счет имущества контролирующих и иным образом связанных с банкротом лиц.

Какой спор или споры вы бы выделили на фоне других в судебной практике 2021–2022 годов?

Азат Ахметов: В первую очередь следует выделить попытки становления в российском банкротном праве института банкротства группы компаний. Так, в Определении СКЭС ВС РФ от 10 февраля по делу №А40–101073/2019 (дело ООО «Складлогистик») Верховный суд РФ фактически разрешил игнорировать принцип самостоятельности юридического лица и для целей банкротства рассматривать группы компаний как единое целое в случае злоупотреблений. В иностранном праве данный институт называется материальной консолидацией и позволяет добиться более справедливого распределения оставшихся активов среди кредиторов всей группы компаний.

Кроме того, необходимо упомянуть о делах банка «Балтика» (№А40–252160/2015) и Гринфилдбанка (№А40–208852/2015), явившихся закономерным продолжением выработанных ранее ВС РФ «тестов Теплоучета» (№А56–26451/2016). Эти дела отражают попытку ВС РФ найти баланс интересов между кредиторами и должниками, а также установить ясные всем игрокам правила привлечения к субсидиарной ответственности. Высший суд попытался смягчить карательный тренд в отношении привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц и указал, что обвинительный уклон при рассмотрении указанных дел недопустим.

Также можно выделить дело Михаила Кокурина (№А56–17680/2017). В нем ВС РФ окончательно закрепил позицию, что контролирующее лицо, которого привлекают к субсидиарной ответственности, может обжаловать действия арбитражного управляющего. Эта позиция позволила контролирующим лицам активно защищаться от субсидиарной ответственности, пытаясь бороться не только с заявленными основаниями, но и с объемом предъявляемых требований.

— Какие советы вы бы дали выпускникам и студентам последних курсов юридических факультетов?

Азат Ахметов: Рынок юридических услуг и до всех изменений, происшедших в недавнем прошлом, был очень конкурентным, сейчас же конкуренция выросла в разы. Сегодня начинающим юристам стоит помнить о том, что необходимо искать баланс, пробовать найти возможности для трудоустройства еще во время учебы, не пренебрегая своим образованием, не ущемляя своих интересов и не забывая об отдыхе. Несмотря на все неблагоприятные события в экономике, нет сомнений, что работы у юристов будет достаточно.

Стоит признать, что сегодня у молодого поколения есть неизмеримое количество возможностей для своего личностного и профессионального развития. С моей точки зрения, юрист — это не просто специальность — в некой степени это симбиоз профессии и в то же время призвания. Не стоит забывать и о так называемых soft skills, для развития которых у начинающих юристов также есть все условия.

Читать материал целиком>>

Подпишитесь на Telegram Orchards

X