Ущемленные кредиторы и недовольные наследники: новые дела ВС

Комментарий Азата Ахметова, советника Orchards, для Право.ru.

В деле, которое ВС рассмотрит 25 августа, «ВТБ Лизинг» приобрел для ООО «Континент» автомобиль BMW X6 стоимостью 4,5 млн руб. по договору лизинга от 2018 года (дело №А40-81401/2021). Машину застраховали. По договору, если при утрате или гибели предмета лизинга страховое возмещение, которое получает лизингодатель, лишь частично покрывает сумму невыплаченных платежей, лизингополучатель возмещает тому разницу. Если же выплата по страховке превышает задолженность по договору, то разницу возвращает лизингодатель. В марте 2019-го машину угнали, и «ВТБ Лизинг» получил за нее от страховой 3,7 млн руб. С учетом всего выплаченного у лизингодателя возникло неосновательное обогащение 800 000 руб. 

В сентябре 2019-го договор прекратил действовать. Иск в суд подала компания «Таурус», которая получила по цессии право требования. Но суд отказал, ведь «сторонами договора лизинга был установлен иной порядок определения завершающей обязанности по соотнесению встречных предоставлений при утрате предмета лизинга» (№ А40- 247116/2020).  Потерпев неудачу, «Таурус» подал второй иск: он потребовал признать договор ничтожным в части условия о расчетах между контрагентами, где фигурирует страховое возмещение. Но три инстанции ему отказали со ссылкой на свободу договора. Компания обжаловала выводы нижестоящих инстанций по обоим делам в ВС. Там сначала отказались рассматривать требование «Тауруса», но председатель СКЭС Ирина Подносова передала коллегии жалобу. ВС изучит дело в этот четверг.

По мнению Азата Ахметова, советника Orchards, позиция истца обоснованна. Суть спора в возможности предусмотреть в договоре особый способ расчета сальдо взаимных предоставлений. По нему лизингодатель при расторжении договора может получить плату в том числе и за период, когда финансирование фактически не предоставлялось. Здесь страховое возмещение и деньги, полученные до расторжения договора лизинга, превысили сумму предоставленного финансирования. Договор, в свою очередь, предусматривал определение завершающего сальдо, как будто расторжения не состоялось. Такой подход, по мнению эксперта, несправедлив, поскольку лизингополучатель обязан платить за финансирование, которое фактически ему не предоставили.

«Вероятно, дело направят на новое рассмотрение, чтобы повторно оценить доводы лизингополучатеоя о наличии у контрагента неосновательного обогащения, недействительности договора?», — Азат Ахметов.

Подпишитесь на Telegram Orchards

X