Является ли долг по кредитному договору, заключенному в период брака, общим?

Блог Алексея Станкевича, партнёра Orchards, для Закон.ру

Долг по кредитному договору, заключенному в период брака, можно признать общим, только если супруг-должник это докажет. Подходить к решению этого вопроса формально (например, даже не посмотреть сам договор) суд не может. При этом еще не выплаченную часть долга в пользу супруга-должника суд в любом случае взыскать не может. К таким выводам пришла гражданская коллегия Верховного суда (ВС) в определении от 25 января 2022 года №18-КГ21-149-К4. В этом материале я анализирую выводы ВС и рассказываю, какая практика была у суда до этого.

1. ФАБУЛА

Михайлова Н. В. обратилась к Михайлову Н. А. с иском о разделе совместно нажитого имущества. В период брака супругами было приобретено два автомобиля, которые впоследствии были проданы ответчиком без согласия истца, денежные средства истцу переданы не были. Более того, истцом было оформлено два кредита в период брака, которые, по мнению Михайловой Н. В., должны быть признаны общим долгом, а задолженность по ним подлежит разделу между супругами. Ответчик обратился к Истцу со встречным иском, в котором он просит суд произвести раздел земельного участка и размещенного на нем жилого дома.

2. ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ СУДОВ НИЖЕСТОЯЩИХ ИНСТАНЦИЙ

Прикубанский районный суд частично удовлетворил требования Михайловой Н. В. и признал общим долгом обязательства, основанные на кредитных договорах, которые были заключены на имя истца в период брака. С ответчика была взыскана ½ доли выплаченных денежных средств по кредитным договорам и ½ доли суммы задолженности по кредитным договорам. Встречные исковые требования ответчика удовлетворены в полном объеме. Краснодарский краевой суд и Четвертый кассационный суд общей юрисдикции согласились с судом первой инстанции.

Суды исходили из того, что кредиты полученные Михайловой Н. А. в период брака, потрачены на нужды семьи, а доказательств расходования денежных средств вопреки интересам семьи ответчиком не представлено. Соответственно, суды нижестоящих инстанций изложили следующую правовую позицию: все обязательства супругов, возникшие в период брака, презюмируются общим долгом, если лицо, которое возражает против этого, не представит доказательств обратного.

Более того, суды нижестоящих инстанций, признавая обязательства из кредитного договора общими долговыми обязательствами сторон, пришли к выводу о взыскании с ответчика половины суммы долга, включая непогашенную часть. Таким образом, нижестоящие суды сформулировали правовую позицию, в соответствии с которой будущие обязательства супругов также могут быть разделены между ними.

3. ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА

Верховный суд в своем Определении с позицией нижестоящих судов не согласился и направил дело на новое рассмотрение. Ключевые доводы Верховного суда следующие.

По мнению Верховного суда, п. 2 ст. 35 Семейного кодекса установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. При этом законодательство не содержит положений, обосновывающих, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами. Таким образом, Верховный суд признал, что каждый из супругов в период брака может иметь собственные долговые обязательства и согласие другого супруга не предполагается.

Для того, чтобы признать долг общим, супругу-заемщику необходимо представить достаточные доказательства обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 45 Семейного кодекса, то есть того, что все получено по обязательствам одного из супругов было использовано на нужды семьи.

Нужно отметить, что презумпция совместной собственности супругов закреплена в п.12 ст. 34 Семейного Кодекса. Вопрос о том, распространяется ли указанная презумпция на обязательства супругов не раз поднимался в судебной практике. До 2015 года высшая судебная инстанция, в частности в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда от 16.09.2014 N 18-КГ14-103, излагала подход, в соответствии с которым действующим семейным законодательством предусмотрена презумпция, что расходование полученных денежных средств по кредитным договорам произведено на нужды семьи. Бремя доказывания обратного лежит на стороне, возражающей против признания долга общим.

В 2015 году Верховный суд радикально изменил свой подход.. В Определении ВС РФ от 22.12.2015 №16-КГ15-35 суд установил, что бремя доказывания расходования средств, полученных в результате вступления одного из супругов в заемные правоотношения, лежит на стороне, претендующей на распределение долга. Указанное определение впоследствии вошло в Обзор судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда 13.04.2016. После этого началась волна определений Верховного суда, которыми дела направлялись на новое рассмотрения вследствие неправильного распределения бремени доказывания по подобным спорам[1].

Второй подход представляется более справедливым, поскольку возможности доказывания того, на какие цели были израсходованы полученные денежные средства различны у супруга-должника и супруга, не участвующего в заемных правоотношениях. Первый непосредственно участвует в использовании денежных средств, поэтому имеет больше возможностей обеспечить получение доказательства расходования средств на общесемейные нужды. Другой супруг может попросту не знать о наличии займа и, соответственно, ограничен в сборе доказательств.

Указанную позицию поддержал в свое время и Конституционный суд, который в Определении от 07.02.2013 №116-О, указал, что ст. 45 Семейного Кодекса содержит положение об исключении из общего правила об ответственности по обязательству лишь самого должника. При установлении судом обстоятельств, указанных в настоящей статье, долг признается солидарным и взыскание обращается на общее имущество супругов. Соответственно, статья 45 направлена на защиту имущественных интересов супруга-должника по обязательствам в отношении других лиц и не может рассматриваться как нарушающая конституционные права граждан.

Однако, как видим, несмотря на сложившийся подход, в судебной практике встречаются ошибки, которые приходится исправлять Верховному суду.

Вторым ключевым доводом Верховного суда является определение возможности раздела между супругами невыплаченной задолженности. Высшая судебная инстанция установила, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и право требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не являются основанием для взыскания с супруга невыплаченной задолженности по кредитному договору. Иное противоречило бы положениям п. 3 ст. 39 Семейного кодекса и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства.

Нужно отметить, что указанная позиция также не является новой для Верховного суда. В Определениях от 15 ноября 2016 г. N 18-КГ16-134, от 12 апреля 2016 г. N 19-КГ16-7, от 1 марта 2016 г. N 75-КГ15-12 также указано, что признание долга супругов общим не свидетельствует о наличии правовых оснований для взыскания с супруга невыплаченной задолженности по кредитному договору. Возникшие в период брака обязательства по кредитным договорам, обязанности исполнения которых после прекращения брака лежат на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы этому супругу путем передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся ему по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору.

В заключение нужно отметить, что Верховный суд обобщил ранее сложившуюся судебную практику и установил следующее:

  • при признании долга супругов общим бремя доказывания лежит на лице, возражающем против признания долга общим;
  • при признании долга супругов общим с супруга, не участвующего в заемных правоотношениях, не подлежит взысканию сумма невыплаченной задолженности.

Оригинал статьи опубликован по ссылке на сайте Закон.ру>>


[1] См. например, Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 01.03.2016 N 75-КГ15-12; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 80-КГ15-32; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16.05.2016 N 6-КГ16-4

Подпишитесь на Telegram Orchards

X