Невыгодная сделка и взыскание расходов на юриста: новые дела ВС

Комментарий Вадима Бородкина, советника Orchards, для Право.ру

На шестидневной рабочей неделе Верховный суд рассмотрит 99 дел. Дисциплинарная коллегия решит, можно ли лишить мантии судью, которая находилась на улице в пьяном состоянии. СКЭС определит, как правильно возвращать расходы на представителя: истец попытался взыскать их как убытки, но три инстанции ему отказали. А еще экономколлегия разберется в споре, где должник продал четыре квартиры, а взамен получил право требования к банку-банкроту.

1 августа 2016-го ООО «Новогритинский» продал Ольге Ивановой две квартиры, а спустя месяц еще две. Иванова подарила активы детям, а за недвижимость перевела в общей сложности 13,6 млн руб. Сразу после получения денег общество отправило деньги «Промышленному энергетическому банку» в счет оплаты долга по своему кредиту и договорам поручительства за других лиц. После этого у банка отозвали лицензию, а в октябре того же года признали банкротом. Переводы от «Новогритинского» признали недействительными, и общество включилось в реестр кредиторов. 

После банкротства «Новогритинского» арбитражный управляющий решил оспорить продажу четырех квартир. Первая инстанция решила, что в результате сделок должник потерял имущество, а вместо оплаты фактически получил неликвидное право требования к банку-банкроту. При этом суд выяснил, что Иванова знала о финансовых сложностях банка. В итоге сделки купли-продажи и дарения были признаны недействительными, а квартиры указали вернуть в конкурсную массу. Другую позицию заняла апелляция. Она отказала управляющему, потому что тот не доказал несоответствие между установленной в договорах ценой квартир и их рыночной стоимостью. Такого же мнения оказалась кассация. 3 марта дело № А13-12911/2018 рассмотрит ВС.

Высока вероятность, что экономическая коллегия оставит в силе определение первой инстанции, считает Вадим Бородкин, советник Orchards. По его мнению, важно, что Иванова знала о проблемах банка: «Такая осведомленность покупателя означает, что он знал об ущемлении интересов кредиторов должника. В этой связи не имеет значения рыночная или нерыночная стоимость квартир, поскольку должник фактически не получил ничего».

Подпишитесь на Telegram Orchards

X