Разбор по-крупному: предпосылки корпоративных конфликтов и судебная практика по ним

Комментарий Вадима Бородкина, советника Orchards, для Forbes.

Текст подготовлен по материалам форума «Банкротства, реструктуризации, корпоративные конфликты: знаковые дела и судебные процессы в современной России»

Корпоративные споры — редкая категория судебных дел. Но они привлекают к себе огромное внимание, оказывая влияние на состояние бизнес-среды. В 2021 году корпоративные споры в основном касались взыскания убытков с директоров, исключения из состава участников, восстановления корпоративного контроля, оспаривания решений собрания акционеров. Появились в России и первые громкие кейсы, связанные с процессом наследования. Подробному обсуждению темы корпоративных конфликтов была посвящена отдельная сессия, которую модерировал Андрей Набережный, главный редактор журнала «Арбитражная практика для юристов». 

Экономика и жизнь

Времена корпоративных споров с силовыми захватами давно ушли, сейчас все конфликты решаются в юридической плоскости. Вадим Бородкин, советник юридической компании Orchards, в своем выступлении остановился на оспаривании корпоративных решений. Чаще всего поиск баланса интересов происходит в суде. Почему так происходит, Вадим Бородкин объяснил наглядно: «Чему нас учат детские сказки? Добру и справедливости, ответите вы. А чему учит нас сказка Владимира Григорьевича Сутеева про яблоко? Про то, что порой без помощи третьей стороны не обойтись. Во взрослой жизни такой третьей стороной является суд, а в корпоративном споре яблоко может ассоциироваться с компанией. И у мажоритарных с миноритарными акционерами, как правило, разные представления на то, что должно быть с яблоком. И как быть суду, если предложенное медведем решение в сказке разделить яблоко на равные части никого не устроит?»

В судах оспариваются конкретные корпоративные решения, то есть для того, чтобы определить, кто прав, суду нужно разобраться с экономической сущностью оспариваемого решения. Один из самых распространенных кейсов — решения об увеличении уставного капитала. Верховный суд в обзоре судебной практики еще в декабре 2019 года сказал, что при рассмотрении дел нужно оценивать, насколько такое решение отвечало интересам общества, не преследовалась ли цель размыть доли миноритарных акционеров. Но по каким критериям судье оценивать, насколько целесообразно для общества было принятие такого решения? Удовлетворяться ли бумажным подтверждением от консультантов или более детально разбираться, почему нужно было именно увеличение уставного капитала, а не заем, например? 

Не меньше вопросов, требующих экономической экспертизы, возникает и при рассмотрении дел с оспариванием сделок, направленных на отчуждение ключевого или единственного актива. Вадим Бородкин приводит пример из практики Orchards: сопровождение крупного проекта, когда оспаривалось решение ПАО о согласовании, продаже, отчуждении ключевого актива — акций золотодобывающей компании. В какой-то момент совет директоров принял решение, что актив необходимо реструктуризировать, передав вышестоящей компании. Цена была определена с учетом отчета об оценке. «То есть все по рынку, никаких нарушений: приняли решение заключить договор купли-продажи, продали акции, и все счастливы. Общество получает хорошие деньги, которые могут быть направлены на выплату дивидендов, актив уходит компании, которая занимается непосредственно развитием добывающих активов. Но не все так гладко!» — рассказывает эксперт. Миноритарий, который держал пакет обыкновенных акций и являлся крупнейшим владельцем привилегированных акций, вышел в суд с иском об оспаривании данного решения. И его вопросы тоже были связаны с тем, почему реструктуризация прошла именно в такой форме, а не через ликвидацию общества, например? 

Третий распространенный случай оспариваемых корпоративных решений — решения об отказе в объявлении дивидендов. «Моя правовая интуиция говорит о том, что рано или поздно мы можем столкнуться с таким революционным подходом со стороны суда, когда, основываясь на своем понимании справедливости, суд может сказать, что не было экономических причин для отказа в объявлении дивидендов. На мой взгляд, это неправильный подход: не должен суд вмешиваться в такиекорпоративные решения и пересматривать их», — говорит Вадим Бородкин.

Подпишитесь на Telegram Orchards

X